Послеоперационные кровотечения и способ устранения.

 Можно ли остановить послеоперационное кровотечение в течение получаса, без затрат, с помощью наложения рук? Это миф или реальность? 
 
 
Прочитав эти строки, любой хирург скажет, что это выдумка шарлатанов, которая с реальностью не пересекается. В это практические врачи могут поверить только в том случае, если у них самих что-то подобное получиться. 
 
 
Однако для того, чтобы это произошло, они должны поверить в само существование такой возможности. Но это вряд ли, поскольку, ни с чем подобным в своей практике они не сталкивались, а медицинской науке об этом ничего не известно. Такой вот замкнутый круг. А теперь пришло время рассказать читателю об этих возможностях, которые могут быть реализованы в неотложной помощи, в рамках так называемой первичной медико-санитарной помощи. 
 
 
Без затрат. Во всяком случае, дополнительных. Само это явление не выходит за рамки физических законов, существующих в нашем мире. 
 
 
Рассмотрим механизм его реализации, на основе собственного опыта. Выглядеть это может, как легкие прикосновения к телу пациента, кратковременные наложения рук, поглаживания, в виде замедленных движений. Эти действия я заимствовала у врачей. Называются они пальцевой диагностикой, и относятся к первичной медико-санитарной помощи. 
 
 
Но я их осуществляла с целью восстановления здоровья, в частности, для остановки послеоперационных кровотечений, а также предотвращения и устранения других послеоперационных осложнений, в короткий срок, по принципу: здесь и сейчас. Наиболее очевидными и убедительными были результаты в отношении остановки кровотечений.
 
 
Научилась я всем этим действиям во время работы в отделении реанимации и интенсивной терапии. А до этого, я даже представления не имела о существовании подобных возможностей. К сожалению, даже в нашем отделении врачи-реаниматологи, которые много раз видели подобные результаты в моем исполнении, так до конца и не смогли поверить в их реальность. А о том, чтобы попробовать их повторить, не могло быть даже речи. 
 
Острое кровотечение – одно из самых опасных послеоперационных осложнений, которое дает высокую смертность, и на его устранение приходится очень большой удельный вес затрат. Значительная часть этих затрат является неоправданными расходами, по причине незнания и непонимания глубинных процессов этого явления, как врачами, так и самой медицинской наукой
 
И эти затраты растут из года в год в арифметической прогрессии, но смертность от кровотечений почему-то не уменьшается. Медицинские чиновники и ученые пока не придумали ничего радикального, чтобы сократить эту «естественную убыль». 
 
Для того, чтобы научиться останавливать кровотечения, предотвращать и устранять послеоперационные осложнения, как этому научилась я, какие-либо теоретические знания не требуются. Необходимо интуитивное знание, которое приобретается практическим путем. Например, понимание процесса остановки кровотечений пришло ко мне спустя много лет, во время описания этого опыта. Но от этих знаний практический результат не зависит. 
 
«Свое» первое кровотечение я остановила, когда у нас в отделении закончился весь запас постельного белья, перевязочного материала и кровоостанавливающих средств, большая часть из которых была израсходована на больного с послеоперационным кровотечением. Оно было очевидным, поскольку, кровь выходила из операционной раны наружу, вследствие чего пациента приходилось часто перевязывать и менять ему постельное белье. 
 
 
Его собрались «взять на стол» повторно, а меня послали выпрашивать белье и физиологический раствор, по другим отделениям больницы, да еще и обвинили в небрежности, совершенно несправедливо. Помню, что я тогда разозлилась на нашу бездарную медицину, беспомощных врачей, свою никчемную работу и представила, сколько у меня ее прибавится после того, как больной поступит из операционной.
 
 
Меня ждала бессонная и напряженная ночь. Следовало ожидать, что врачи и медсестры будут бегать по отделению наперегонки, загрузят анализами биохимическую лабораторию и, по привычному "сценарию", попытаются "удержать давление"Закажут кровь, плазму, эритроцитарную и тромбоцитарную массу, на скорой помощи.  После того, как  все это привезут,  начнут  тестировать.  Понятно, что выполнение всех этих  действий займет немало времени. 
 
 
А пока пациенту будут вводить внутривенно капельно кровезаменители и антиоксиданты. Они не спасут его от гипоксии – кислородного голодания организма. Однако, могут компенсировать состояние пациента – благодаря заполнению кровеносного русла – повысить давление и предотвратить обезвоживание, стабилизировать кислотность крови, и другие функции системы кровообращения. 
 
 
Но собственно кровотечение, может остановить только сам организмДля этого его необходимо подтолкнуть в нужном направленииПосле того, как все эти варианты развития событий промелькнули у меня в голове, я решила попытаться переломить ситуацию – подошла к больному и приложила руку к его операционной ране поверх окровавленных бинтов и повязки. 
 
 
Это было чисто инстинктивное действие. Однако оно имело ожидаемое последствие – буквально через 7-10 минут кровотечение уменьшилось – следующая пеленка была почти сухой. Еще через 5 минут кровотечение прекратилось, и операцию больному отменили. Впоследствии я наработала опыт остановки кровотечения, который условно назвала методом отождествления
 
«Ага, колдуете! Пойдите, вымойте ординаторскую» злорадно распорядилась врач-реаниматолог, которая в тот момент застукала меня за «несанкционированными» действиями. 
 
Отношение ко мне изменилось только после того, как врачи увидели результаты моих действий, и не только в отношении остановки кровотечений. Их нельзя  было назвать случайными по причине повторяемости. Поэтому, вскоре врачи смирились с несоблюдением мною медицинского ритуала, на время преддипломной практики от медучилища. 
 
 
Кстати, именно врачи подтолкнули меня к решительным действиям и даже поощряли их. Во всяком случае, некоторые из них. В первую очередь, реаниматологи, а также хирурги из других отделений, как наиболее заинтересованные лица. А медсестры и санитарки помогли справиться с прессингом со стороны ортодоксов нашего отделения. Поскольку, своими действиями я облегчала их работу. Впрочем, свою работу, также. 
 
 
Мне требовалось от 10 до 30 минут для того, чтобы остановить послеоперационное – капиллярное, паренхиматозное кровотечение, а также, из мелких вен у 9 из 10 больных. Даже в случае развития ДВС-синдрома. 
 
 
От того, как быстро удастся восстановить гемодинамику, остановить кровотечение, зависит не только здоровье больного, но и его жизнь. Особенно после повторных операций, которые всегда осложняют прогноз. Недостаточное или несвоевременное восполнение кровопотерь, в сочетании с длительным и массивным переливанием консервированной крови способствуют развитию геморрагического и гемотрансфузионного шока. 
 
 
В первом случае, вследствие недостатка крови в кровеносном русле появляется гипоксия –  кислородное голодание органов и систем организма. Во втором случае – происходит склеивание и гибель (гемолиз) красных кровяных телец, содержащих гемоглобин, являющийся переносчиком кислорода. Одна из основных причин этого явления – не полная совместимость донорской крови с кровью пациента. 
 
 
К тому же консервированная донорская кровь изначально содержит в себе некоторое количество погибших эритроцитов, которые забивают кровеносные пути. Что способствует истощению иммунной системы пациента. 
 
 
Истощаются также ферменты крови, способствующие ее свертыванию и растворению (лизированию) склеившихся эритроцитов. В таких условиях развивается ДВС-синдром, когда кровь становится жидкой, как вода и практически не свертывается. Развивается он также по причине нарушения свертываемости, что бывает нередко при большой травматизации тканей.
 
 
Ферменты свертывания "выпадают в осадок" в капиллярах, в виде мелких тромбов, в результате чего их не хватает в основном русле. Когда такое случается, то даже небольшое повреждение тканей может угрожать жизни пострадавшего человека. 
 
 
Так, у одного пациента из нашего отделения, несколько суток не могли остановить кровотечение из артерии, проколотой случайно иглой от шприца во время взятия крови из вены; у него возникло внутреннее кровотечение, образовалась огромная гематома, которая продолжала увеличиваться, вследствие нарушения свертываемости крови. Пришлось ее даже вскрывать, что только усугубило ситуацию, из-за чего пациенту пришлось перелить много донорской крови. 
 
 
На этом фоне у него стали появляться признаки декомпенсации организма. 
 
 
Кстати, это был самый первый случай, когда я сознательно вмешалась в лечебный процесс – по причине кровотечения, возникшего вследствие нарушения свертываемости – после того, как все возможные варианты помощи пациенту были исчерпаны. Последней процедурой в этом списке было наложение льда, которая также оказалась бесполезной. 
 
 
И тогда я решилась – буквально на глазах у своих коллег стала накладывать руки на операционную рану, не опасаясь их насмешек, поскольку, подсознательно чувствовала, что это ему поможет. Так и случилось – примерно через 15 минут в области раны появились подсохшие корки, и этого оказалось достаточно. А через пару дней больного перевели в другое отделение для долечивания. 
 
 
Это меня вдохновило и, впоследствии, я стала вмешиваться во все случаи послеоперационных кровотечений, теперь уже с самого начала, не дожидаясь появления признаков декомпенсации организма. И у меня не произошло ни единого сбоя, во всяком случае, в отношении послеоперационных кровотечений, обусловленных нарушением свертываемости. 
 
 
Может быть потому, что к тому времени коллектив, в  частности, врачебный, стал воспринимать мои действия всерьез, и даже помогал мне, в основном бессознательно. И это при том, что я была в то время всего лишь младшей медсестрой, фактически, санитаркой. И происходило это в отделении, где субординацию превратили в культ! Сейчас, по прошествии многих лет, я сама удивляюсь такой результативности.
 
 
И у меня иногда даже закрадывается сомнение, смогла бы я ее повторить сейчас, также спонтанно и убедительно. Наверное, на это было бы трудно решиться, без продолжительной адаптации к коллективу, в условиях неверия медработников, которое автоматически передается сознанию окружающих, как страх или гнев, вследствие чего усиливается. Тем более, что это чувство массовое, "системное".
 
Главное состоит именно в том, чтобы решиться на это действие – после этого результат появляется автоматически. Такое создается впечатление… Возможно, поэтому, в таких случаях требуется большое внутреннее усилие, чтобы справится с внутренним противодействием собственного сознания, которое может выражаться в виде неуверенности, сомнения в собственных силах, а также страха стать смешным в глазах своих коллег. И решиться на подобное действие.
Надо сказать, что нарушение свертываемости крови нередко развивается, также вследствие передозировки коагулянтов, анти­коа­гулянтов крови и сосудорасширяющих средств, или после гемодиализа и гемосорбции
 
ДВС-синдром – одно из самых грозных осложнений, которое является следствием кризиса микроциркуляции крови, и возникает чаще всего, вследствии большой травматизации тканей. А также – по причине длительного прибывания пациента в условиях искусственной вентиляции легких, с помощью аппарата ИВЛ – из-за недостатков аппаратного дыханияКровотечение, в таких условиях, способно усугубить состояние пациента в короткий срок, и привести к развитию коллапса, который обычно приводит к смерти пациента. 
 
Происходило подобное явление у нас в отделении нечасто, но регулярно. В случае наружных кровотечений результат достигнутый подобным способом является очевидным; кровотечение останавливается буквально на глазах. Кровь быстро густеет и свертывается, образуется корка. 
 
 
Впрочем, при внутренних кровотечениях, также имеются маркеры, по которым можно определить – как оно сначала уменьшается, а затем останавливается – по изменению цвета жидкости в дренажах. Кроме того, кровь прекращает просачиваться через операционные швы, и мимо вшитых в оперированную полость дренажных трубок. 
 
 
Дренажная жидкость относительно быстро и заметно светлеет, и в идеале, спустя час или полтора, становится чуть желтоватой. Но основной результат достигается в течении получаса
 
 
Дольше получаса подряд с таким пациентом и таким образом, работать не имеет смысла. В частности, из соображений безопасности в отношении собственного здоровья, поскольку, вибрации кровотечения являются "вампирными", могут "прилипнуть" к вам, и привести к ослаблению вашего здоровья, на всех уровнях – ментальном, эмоциональном и физическом. Что впоследствии может привести к развитию болезней.
 
 
В основном, они протекают по типу вирусной инфекции. Поэтому, после дежурства, или посещения истекающего кровью родственника, необходимо принять душ или ванну. Пациент, в этом случае, ничем не рискует. 
 
Чаще всего, по причине занятости, я подходила к таким пациентам по два-три раза в течении часа. При этом, наложение рук длилось 5-10 минут, а чаще 3-5 минут. Потом я подходила к пациенту повторно, что выглядело так, словно вы поддерживаете движение тележки, которую столкнули с места, и она стала двигаться по инерции. А теперь вы без особого напряга подталкиваете ее, чтобы она не остановилась.
При этом программа интенсивной терапии не отменяется, но ее объем уменьшается в несколько раз. Соответственно, многократно снижаются затраты на лечение. В клинических условиях и благодаря интегральному способу оздоровления. А биохимические исследования подтверждают улучшение картины крови и восстановление ее формулы до нормы

Написать комментарий

Как восстановить здоровье без затрат : Добро пожаловать! !

Авторизация

Забыли пароль?

Регистрация